Тактические особенности допроса подозреваемого (обвиняемого)


Тактические особенности допроса подозреваемого (обвиняемого)
Этот вид допроса является одним из наиболее важных и сложных следственных действий. Допросы подозреваемого и обвиняемого в тактическом плане не имеет коренных психологических различий, хотя при всей незначительности их нельзя не принимать во внимание. В частности, при допросе подозреваемого следователь обладает определенными преимуществами, т.к. располагает ограниченными сведениями об объеме доказательств его виновности. имеющихся у следователя, а фактор внезапности и неожиданности лишает подозреваемого возможности экстренно продумать ту или иную версию, линию поведения. Обвиняемый же находится в более "выгодном" положении, обладая в некоторой степени более полной информацией о материалах дела, имея возможность подготовиться к предстоящему допросу. Если же брать в целом, то в лице подозреваемого и обвиняемого в значительном большинстве случаев следователь встречает субъекта, который, будучи заинтересован в исходе дела, имеет намерения представить свои противоправные действия и поведение в более выгодном для него свете, а порой и выдвигает заранее подготовленное ложное алиби. У него отчетливо прослеживается защитная доминанта в виде отрицания и опровержения имеющихся в отношении их улик и противодействие следователю в установлении истины по делу.

 Побуждение допрашиваемого к искренности и раскаянию происходит, как правило, посредством обращения следователя к положительным качествам его личности правонарушителя; разъяснение противоправности содеянного и его последствий для жертвы и общества. Убеждение обвиняемого в необходимости сообщения правдивых сведений в начале находит свое выражение в виде ознакомления его с перечнем прав и обязанностей, где дача показаний является неотъемлемым правом подследственного, имеющим не только информационное значение как источник доказательств, но и являющимся необходимым средством его защиты. В этом случае следователю необходимо разъяснить, что правдивые показания обвиняемого, его деятельное способствование раскрытию преступления являются обстоятельствами, смягчающими ответственность, которые могут быть учтены судом при определении меры наказания.

Если такие разъяснения не дают результата, то сильное впечатление на допрашиваемого производит разоблачение первых же ложных сведениях, создавая у него впечатление, что следователь располагает довольно обширной и достоверной информацией по делу, а поэтому запирательство и введение его в заблуждение бесполезно. Хорошо использовать звуко- и видеозаписи, производящие на недобросовестного допрашиваемого, сильное психологические впечатление. Допрашиваемый более строго начинает подходить к выбору линии поведения на допросе, стремясь, как правило избежать конфликта. Оставление допрашиваемого в неведении относительно объема доказательств, которыми располагает следователь, обычно применимо в той ситуации, когда в системе доказательственной информации имеются существенные пробелы. Тактически правильными будут действия следователя, если он примет все меры к "зашифровке" дефицита информации по делу, создаст преувеличенное представление у подследственного о своей осведомленности. Здесь же со приемлемы, в частности, так называемые, "следственные хитрости", исключая любые формы обмана и удостоверения несуществующих фактов. Решив использовать данный прием, следователю необходимо знать, что некоторые обвиняемые являются прекрасными знатоками людей, умеющими выискивать слабые места и в позиции.

Детализация показаний с целью выявления противоречий в показаниях обвиняемого осуществляется следователем после окончания свободного рассказа допрашиваемого в виде дополнительных, конкретизирующих и доходящих до мельчайших деталей (с фиксированием их) вопросов. Допрашиваемый, скрывающий истину, как правило, лицо, не в состоянии детализировать, а если он все же обвиняемый заполняет свои показания вымышленными сведениями, повторные допросы его об одних и тех же фактах позволяют выявить несоответствие одних показаний другим. Особенно часто данный тактический прием находит применение при заявлении подследственным алиби и в случае самооговора. Важно использование выявленных противоречий при повторных допросах. Независимо от степени подготовленности обвиняемого к ним, он помимо воли путает вымышленные факты с достоверными, порой раскрывая перед следователем обстоятельства, представлять которые не был намерен. Фиксируя такие сведения, следователь имеет реальную возможность использовать их в процессе допроса, предлагая подследственному уточнить ряд затронутых им моментов.

В том случае, когда следователь знает, что на интересующий его вопрос не получит от обвиняемого достоверной информации, он может провести косвенный допрос Задается ряд побочных, второстепенных по отношению к существу дела вопросов, которые подследственным воспринимаются как менее опасные. В то же время информация, идущая от обвиняемого, внимание которого отвлечено этими вопросами, помогает следователю найти ответ на вопрос, подвергнутый маскировке. Данный тактический прием рассчитан на проговорку допрашиваемого, когда незаметно для него следователь переводит допрос из одной сферы интересов в другую.

 Изложение допрашиваемому вероятного хода событий должно находить место в виде высказывания соображений, изложения неполных, второстепенных фактов, которые, по мнению следователя, имели или могли иметь место в определенный период времени, интересующий его. Происходит нечто вроде передачи мыслей вслух, приглашение заполнить изложенное недостающими фактами. Для использования этого тактического приема следователь должен обладать необходимым объемом проверенной информации.

 Разъяснение значения предъявленных доказательств, их процессуальной силы во взаимосвязи с иными материалами по делу предопределяет порой дальнейшую позицию обвиняемого как на допросе, так и в ходе всего расследования по делу. Это действие уместно, когда при наличии неоспоримых доказательств виновности допрашиваемый продолжает все отрицать, считая, что его виновность может быть доказана лишь в случае собственного признания. Со стороны следователя целесообразно предоставлять возможность обвиняемому знакомиться с соответствующими нормами закона, комментируя их требования. Принято различать следующие способы предъявления доказательств: по их нарастающей силе, в начале самого веского доказательства и предъявления более серьезных улик; одновременно всех имеющихся доказательств виновности в их совокупности. К использованию данного тактического приема при допросе следователю нужно подходить весьма осторожно, предъявляя доказательства, которые проверены, представляют собой замкнутую цепь улик, а их точность и достоверность не вызывает сомнений. В противном случае обвиняемый как лицо, непосредственно имеющее отношение к преступлению и хорошо знающее подлинную картину его совершения, сразу сможет сориентироваться в недостаточности улик у следователя.

(А.В. Молоканова)


Энциклопедия юридической психологии. — М.: ЮНИТИ-ДАНА. . 2003.